История

Первое упоминание о с.Нижняя Добринка

Село Нижняя Добринка Жирновского района живописно раскинулась  на опушке пойменного леса, в устье речки Добринки. Стоит оно на левом берегу реки Медведицы, что протекает у подножия медведицких яров Доно-Медведицкой гряды Приволжской возвышенности.

Когда конкретно было основано село Добринка установить сегодня вряд ли возможно. Место для селитьбы первые жители выбрали в междуречье Добринки и Ломовки, где их воды встречаются с сестрой - красавицей  Медведицей. По легенде название селу дали  путники, когда-то проходившие через селение. Напившись из речки, те молвили: “Хороша у вас водица, добренькая!”  С тех пор безымянное селение и реку стали называть Добринкой.

Первые поселенцы.

По официальной версии принято считать, что село основано пензенскими крестьянами в 1740 году, но добринский краевед Федор Иванов относит дату основания, по неизвестным причинам, к 1770 году. Некоторые старожилы утверждали, что деревня существовала еще до прихода пензенцев, и в ней проживали “тонбовцы” –  тамбовские мужики.

Однако, А.Н. Минх[1] в своем «Историко-географическом словаре» написал, что «селение [Н-Добринка] основано в первой половине XVIII века переселенцами из Пензенской губернии”, но этот же автор в 1-м томе своего словаря упомянул и о крестьянах Тамбовской губернии, которые были в числе первооснователей Добринки. Так что правы были добринские старожилы.

История не сохранила для нас ни имени добринского первопоселенца, ни того, кто срубил первую избу и проложил первую борозду. Известно лишь то, что первая улица свежесрубленных изб расположилось  вблизи цепочки озер. Самым большим  среди них считался “Лиман”.  Со временем мелкие озера исчезли.

Однако в окрестностях современного села люди селились еще в глубокой древности, в эпоху  бронзы,  примерно 4 - 3,5 тыс. лет тому назад. Это были пастушеские племена Поволжья срубной культуры, дальние предки киммерийцев и скифов. Следы их пребывания археологи обнаруживают до сих пор. В картотеке известного волгоградского археолога В.И. Мамонтова - профессора Волгоградского педуниверситета, есть сообщение о том, что около с. Н-Добринка им обнаружена дюнная охотничья рыболовная стоянка.

Переселение крестьян в наш край было связано с колонизацией и, в том числе, с разработкой эльтонской соли. В конце февраля 1747 года Сенат издал указ о наборе работных людей для постройки городка у озера Эльтон и амбаров на берегу против Дмитриевска (совр. г. Камышина). Тем же указом разрешалось брать людей из Симбирского и Пензенского уездов для обслуживания нужд солевозно-казенного  тракта.

Прибывшие пензенцы для селитьбы выбрали место  рядом с тамбовцами - в той части села, которая ныне зовется “Гореловка” - на безымянной речке. А так, как они были выходцами Ломовского уезда Пензенской губернии, то в память о своей исторической родине левый медведицкий приток назвали Ломовкой.

Дома ставились и по высокому берегу Медведицы, которая текла рядом с селом. Медведица была рекой своенравной и много раз меняла свое русло. В описываемое время река отступила от села, и теперь она протекает -перпендикулярно центру села,  в метрах трехстах. 

Среди пензенских крестьян встречались и “инородцы” - крещеные татары: Башка, Мурза, Басалай (Бусалай), Кир сан, Кара су (черная вода) и др. Поженившись на русских бабах, они стали родоначальниками новых “русских” родов в селе: Башкиных, Мурзиновых (Мурзовых), Бусалаевых, Кирсановых, Карасёвых... Выходцы с Мещеры (Рязань) дали начало роду по фамилии Мещеряковы, с Суздаля стали Суздалиными (Суздальцевыми).

Удобное месторасположение поселения, вольные земли влекло к нему народ. Население деревеньки пополнялось за счет новопришлых: разорившихся крестьян и посадских людей.

С постройкой православной церкви в 60-х годах XVIII столетия и образованием церковного прихода поселение (деревня) стало именоваться селом.

 В 1799 году село административно вошло в состав Камышинского уезда.   

В своей работе историк А. Н. Минх[2] напишет, что “Н-Добринка - русское волостное село Камышинского уезда первого стана  Н.- Добринской волости, под 50 (градусов) северной широты и 14 (градусов) 24 м. восточной долготы от Пулкова. <...> С трех сторон окружают его реки: Ломовка с севера, с запада Медведица и с юго-запада Добринка».

 Село делилось на части - концы: Куток и Гореловку. Происхождение их следующее: маленькую, как бы отдельную от села часть назвали - Кутом, Кутком. Другую часть, наиболее страдавшую от пожаров, стали именовать Гореловкой.

Соответственно, жителей этих концов называли гореловскими и кутковскими.

  Центральная часть осталась сосредоточием властных структур: сельского совета (сельская администрация), правления колхоза; и социальных учреждений: больницы, школы, детского сада, Дома культуры, стадиона, церкви, торговых учреждений, почтового отделения и т. д. Эту часть села  стали именовать Центром, но  произошло это, видимо, позднее. Центр является не только поставщиком благ и услуг, но и информационным центром для всех сельских новостей, так как там встречались жители всех концов села.

  Кто именно владел селом во второй половине XVIII века нам пока неизвестно, но с 1796 года Нижняя Добринка становится вотчиной министра юстиции, генерал-прокурора П.Х. Обольянинова.

Основные занятия жителей.

В старину, поросшие тополем, осиной, ольхой, березой, а подлески кустарником речные берега реки Медведица были обильны зверьем. Первых русских поселенцев, пришедших в эти края в XVI столетии, поражало обилие медведей и они-то, якобы, и дали реке такое название - Медведица. Добринские старики говорили, что река брала  свое начало в берлоге медведицы.

Первопоселенцы занимались охотничьим и рыболовным промыслами, так как в первой четверти XVIII века хлебопашество в крае почти не существовало. Особенно обильными были рыбные угодья. Голавль, жерех, сазан, рыбец, лещ, щука, сомы нагуливали вес в чистой и прозрачной воде.

Для ловли население использовало разнообразные рыболовецкие снасти - сети, бредни, самоловки и морды - плетенные из ивняка, вентеря, остроги, а также лодки-однодревки, выдолбленные из цельного ствола дерева.

Со временем крестьяне стали распахивать свободные залежи целинных земель. Однако эти земли им уже не принадлежали. По именному указу Петра - I земли по  Хопру, Вороне, Медведице, Терсе, Елани и впадающим в них речкам были пожалованы в 1691 году брату царицы - боярину Льву Кирилловичу Нарышкину.  

 Получили он их вместе с живущими на ней крестьянами. Он-то и предложил вольным хлебопашцам: или выселятся на новое место, или платить по 3 копейки “с дыма”. Основная часть крестьян согласилась и в последствие, из-за недоимок связанных с неурожайными годами, попала в крепостную зависимость.

Если принять во внимание утверждение некоторых старожилов о тамбовских мужиках, якобы основавших село, то крепостными добряне, возможно, стали вначале XVIII века. Им было запрещено самовольно менять хозяина и уходить со своих земельных наделов.

Сельскохозяйственное производство в Саратовской губернии начинает бурно развиваться, что потребовало открытие новых путей для сбыта продукции и его завоза. И одним из таких путей стала  Медведица.

Сельскохозяйственное производство в Саратовской губернии начинает бурно развиваться, что потребовало открытие новых путей для сбыта продукции и его завоза. И одним из таких путей стала  Медведица.

В первой половине XIX века купцы закупали на Волге разобранные барки и зимой перевозили на Медведицу. Затем их нагружали товаром - зерном, мукою, дегтем, древесным углем, льняным семенем -  и  сплавляли  по течению или лямками бурлаков от села Копены  до Усть-Медведицкой станицы Земли Войска Донского (ныне г. Серафимович). Далее  они следовали  Доном до Азова.

С появлением железных дорог в наших краях  в 90-х гг. XIX столетия привели к исчезновению медведицкого судоходства.

Дату постройки первой деревянной церкви в Добринке и в честь какого святого она освящена, установить на данный момент не удалось.  Однако о ней уже упоминалось в связи с событиями 1774 года, а в телеинтервью 2003 г. настоятель нижнедобринской церкви сказал, что она, якобы, освящена во имя Покрова Пречистой Богородицы.

Народная память утверждает, что в 1774г. бунтовщики повесили на воротах сельского священника, а  отрядом, якобы, командовал сам Емельян Пугачев!

Чтобы погасить бушевавший пожар, правительство Екатерины Второй выставило против Пугачева целую армию. В кампании по поимке самозванца - императора Петра Федоровича, принимал участие и знаменитый русский полководец Александр Васильевич Суворов. Следуя с воинской командой по тракту, он имел в Добринке стоянку.

Старожилы сказывали, что Александр Васильевич пробыл в селе трое суток.

Кстати, в трудное для России время Обольянинов пожертвовал 2762 рубля,[3] на благо Отечества. Это был его личный вклад в дело борьбы против французского нашествия и деньги, по меркам того времени, были большими. 

Община решила строить церковь из красного кирпича и во имя Рождества Христова.

Общая композиция храма свидетельствует о том, что это памятник позднего классицизма. 19 февраля 1861 года многовековое крепостное право на Руси было ликвидировано. Из крепостной зависимости было высвобождено более 20 млн. крестьян.[4] Среди них были и  2 758 крестьянских душ (1 367 мужчин и 1 391 женщин) владельческого села Нижняя Добринка Камышинского уезда Саратовской губернии.

Крестьяне края не приняли реформу. Ведь многие из них надеясь получить “подлинную” свободу, отказывались подписывать уставные грамоты и выполнять в пользу помещика различные повинности.

Некоторые крестьяне, стремясь избежать выкупных платежей,  соглашались на эти наделы, другие напротив, требовали получения предельно допустимых земельных участков.

Крестьяне Нижней Добринки получили от помещиц Чебышевой и Преженцевой в надел по 1, 1/6 десятины.[5]

В 1887г. в селе было 7 кустарно - промышленных заведений, 4 лавки, 1 мельница, две православные церкви и 1 кабак. Жилых домов в Нижней Добринке насчитывалось 571, из них 1  каменный, 569 деревянных и 1 мазанковый (т. е. саманный – Л.М.). Крытых железом было 4, тесом - 2 , а остальные соломой.

В 1911 году в «Списках населенных мест Саратовской губернии. Камышинский уезд» значилось:

«Село Нижняя Добринка (об-во). Собственность бывших господ Преженцевой и Чебышевой. 1 церковь, 1 церковная школа, 1 министерская школа,   1 фельдшерско-акушерский пункт, базар. Дворов 637. [Проживало] 4175 человек».

В дореволюционной России в административном делении губернии делились на уезды, а те в свою очередь на станы. В Камышинском уезде станов было четыре. Первый стан объединил 7 волостей: Красноярскую, Лопуховскую, Лемешкинскую, Линево-Озерскую, Нижне-Добринскую, Ершовскую и Руднянскую. Местом нахождения становой квартиры (управления – Л.М.) была выбрана слобода Рудня.[6]

Волость объединяла несколько поселений.

В состав  Нижнее-Добринской волости входили село Жирное с деревней Куракино; слобода Меловатка; деревни: Егоровка и Андреевка (Каменка). Административным центром волости было село Нижняя Добринка. Население волости в 1891 году составляло 8649 человек.

В компетенцию Нижнедобринского волостного правления входило сохранение общего порядка и спокойствия в волости, объявление законов и распоряжений правительства, наблюдение за исполнением паспортных и судебных приговоров, созыв и роспуск волостных сходов, исполнением их приговоров, наблюдение за деятельностью волостных и сельских должностных лиц, за содержанием путей сообщений, сбор податей с крестьян, ведение волостных сумм.

Земледелие.

Труд хлебороба для крестьянина был делом сакральным. Отправляясь на свой надел,  он с домочадцами (и работниками), обязательно молился Богу, чтобы для него и семьи благополучно проходили пахота и сев, уборка хлебов, обмолот и т. д.

            И так, полевые работы начинались с весенней посевной.  В виду того, что наделы иногда находились на приличном расстоянии от села, то крестьянам  приходилось  обустраивать в поле полевые станы - место для жилья и хранения сельхозинвентаря.

            Туда вывозили семена, сохи, плуги и  бороны. Для тягловой силы – быков и лошадей, строили кормушки (ясли) для кормления, устанавливали долбленные из цельного ствола корыто для поения скотины, если не было поблизости водоема. Здесь же стояли  воз с сеном и подводы с семенным зерном и другим скрабом. Хлеборобы жили в будках или шалашах. Для хранения запасов воды использовали бочкина 40—50 ведер. Топливом для приготовления пищи служил кизяк, дрова, бурьян или старая солома.

            Подростки (иногда и женщины) исполняли роль погонычей, которые громким криком, свистом, взмахами кнутами  погоняют тягловый скот. 

           Женщины чаще всего управляли упряжкой,  чтоб та правильно шла.  Если это была упряжка коня с быками, то она подавала команды: “Цоб, цоб - но!” 

Быт, условия жизни, культура.

Как  выглядело жилище первопоселенцев, мы не знаем, по всей видимости, началось все с  обыкновенной землянки с открытым очагом в одном из углов. Затем стали строить наземные жилища - дом, избу, а позднее, под влиянием украинцев, его стали звать хатой. Хатой еще называли вторую по значению, после горницы, жилую комнату.

К однокамерному помещению – избе - пристраивали холодные сени с чуланом. Жилища  топились по-черному, т.е.  дым очага выходил из окон и дверей и такие избы назывались курными или черными. Белой называли избу, которая имела трубу. В таком жилище на стенах и потолке не было сажи и копоти.

На зиму баба обмазывает избу, и заваливает завалину назьмом или старой соломой, чтобы не дуло»[7].

Стекло в то далекое время было дорогое, и не всякий крестьянин мог его купить. Как всегда выручала природная сметка. Стекло с успехом заменял ... бычий или свиной мочевой пузырь. Его выделывали в золе, разрезали и натягивали на раму вместо стекла. (Из пузыря мастерили погремушку для малых детей - в него клали несколько горошин и надували). Да и ныне в селе стекла  керосиновых ламп иногда называют пузырем. В обозримой истории для постройки будущего дома всегда нанимали плотницкую артель, свою или пришлую.

Для их постройки в пойме покупали на корню казенный лес местных пород. Поздней осенью или зимой его рубили и везли к месту строительства. Бревна ошкуривали и тесали с одной- двух сторон и ставили сруб, оконные и дверные косяки, внутренние перегородки и стропила крыши. Хозяин приглашал умельцев накрыть крышу и оббить дранкой стены или делал это сам.

В теплые дни, по обычаю, к определенному дню, созывали соседей, знакомых и родню на “помочь”.  Утром следующего дня собирались помочане - бабы и мужики. Мужики  становились  на поднос и подачу глиняного замеса, а бабы на обмазку (“лепку”). 

Закончив работу, помочане степенно смывали грязь и прихорашивались, а  затем хозяин приглашал откушать, ибо платы за “помочь” не полагалось. После того, как обмазка высыхала, ее “шпаровали” (штукатурили). Эту работу делала  обычно женщина, которая была большой докой в этом деле. Для этих целей глину замешивали с коровьим пометом и специальными досками затирками штукатурили – ровняли стены. Избы снаружи и внутри белились мелом. Для наружных стен изредка применяли желтую глину. К началу 60-х годов ХХ века селяне стали применять щелевание - свои дома они стали оббивать досками или металлической черепицей и покрывать масляной краской. 

Полы в таких домах обычно были деревянными, но еще в 60-х годах ХХ  столетия попадались избы с земляными полами. Обычно их мели, а для того чтобы придать им более свежий вид их  натирали жидкой глиной с коровьим пометом. Деревянные полы мыли  металлической теркой до желтизны, так как до этого же времени крашеные полы были редкостью.

В качестве топлива крестьяне использовали в основном дрова и хворост. Для этого лес, расположенный за Ломовкой и принадлежавший общине был разбит на 40 кварталов. Каждый год община вырубала сороковую часть, которая делилась по душам на каждый двор.

Для отопления годился бурьян, солома и кизяк, но особо ценился последний.

Существенной архитектурной деталью крестьянской усадьбы того времени являлись ворота, которые располагались в непосредственной близости от фасада дома.

 По их внешнему виду судили о «исправности» всего хозяйства крестьянина. Конструкция крепилась на трех столбах- вереях, на которые навешивались полотнища ворот и калитки. Часто всю конструкцию ворот перекрывали двускатной тесовой крышей, чтобы атмосферные осадки не портили их. Ворота и калитка оставались гладкими, а вот конёк часто украшали декоративной доской с пропильным узором, точеными на станке шарами и шпилями.

Крестьянская семья, в среднем из 6 - 8 душ, размещалась в одной хате. Дети спали на полатях, а самые маленькие на печке. Груднички спали в подвешенной на веревках или вожжах зыбке. Зыбка - детская подвесная кроватка - представляла собой деревянную раму с прибитой к ней дерюжкой. В ней их и укачивали. 

На деревянную кровать - полати, на которой спали взрослые, стелили тюфяк из рогожки набитый соломой. Койкой называли железную кровать.

В зимнее время в комнатах стояли две, а то и три прялки-самопряхи. Женщины пользовались также и деревянными веретенами. После того, как пряхи отпрядут конопляные мочки, в избу вносили ткацкий станок. Часть баб начинала ткать холсты, а другая - вязала носки и варежки из овечьей шерсти. Помогали им  девушки и маленькие девочки.  Рукоделием занимались при свете лучины. Позднее появились семилинейные лампы, которые заправлялись гасом (керосином).

Забавы и посиделки молодежи.

Посиделки (сиделки, сиделочки) в селе начинались с наступлением осенних холодов и их организовывали девушки.  Обычно их собиралось 4 - 6,  жившие по соседству. Они договаривались с какой-нибудь бедной вдовой или мужчиной-вдовцом  насчет квартиры, которую арендовали на весь зимний период. Плата была небольшой, так как девушки брали на себя расходы по освещению и отоплению.

Девушки собирались на посиделки не только для развлечения, а главным образом для работы. Рукоделие сопровождалось пением песен, которые они знали великое множество. Песни передавались из поколения в поколение.

Через некоторое время на посиделки заглядывали парни. Вскоре они приносили саратовскую гармошку или балалайку и начинались танцы.

Весной и летом девушки собирались по вечерам большими группами. На дальних улочках они рассаживались на бревнах. Парни разгуливали по всему селу, слоняясь от одной группы к другой. Они присоединялись к девичьему хору или участвовали в играх, которые  продолжались  до полуночи. Влюбленные парочки “марьяжили” до рассвета.

Семейная обрядность. Добринские крестьяне, переселенные из Пензенской губернии, принесли с собой обычаи и традиции, бытовавшие на их родине. Со временем обряды обогатились новыми элементами, по причине контактов добрян с новыми соседями, но при этом они остались самобытными, что отличает Нижнюю Добринку от других сел.

Жизнь каждого русского человека была разделена на три переломных этапа: рождение, свадьба и смерть. 

Свадьба. Среди других обрядов она занимает особое  место. Со временем традиция свадебного обряда претерпела существенные изменения под влиянием новых условий и крестьянского быта.

Основные элементы свадебной структуры и обрядовых действий сохранились до сих пор. Во все времена брак был  делом не только двух семей, но и делом всей крестьянской общины.

Осенью, по окончанию сельскохозяйственных работ начинались свадьбы. Родители, у которых был сын 18 - 19 лет, заводили разговор  о женитьбе, пока он, как тогда выражались - не отбился от рук. Считалось, что чем моложе сын, тем легче с ним договориться и внушить родительское мнение. А оно состояло в том, чтобы взять в дом хорошую работницу с приданым.

Рождение и воспитание детей у всей народов считалось естественным и главным назначением супружества. Бездетность (а тем самым прекращение продолжения рода) в крестьянской среде рассматривалась как несчастье, наказанием за грехи, болезни или порчи.

С поздней осени, когда Лиман замерзал, мальчишки, захватив с собой коньки, пропадали на его льду. Коньки был самодельные. Из дерева  выстругивали колодки с прорезью в середине. В нее вставлялся железная полоска – полушинок. Если метели заваливали лед снегом, а кататься по льду было нельзя, то наступало время другой забаве - катанию с горок. В ход пускались салазки и льдянки. Одевшись в валенки и овчинные шубки, детвора заливала водой горку, и катанье продолжалось до позднего вечера.

Однако зимним забавам предавались лишь после выполнения наложенных на них хозяйственных забот: поения животных, чистке навоза, носки воды, дров или прочего.

С наступлением рождественских каникул для детворы наступали самые счастливые дни. Ранним  утром, в день Рождества, детвора ходила по дворам славить Христа:

На пороге великих потрясений

Нижняя Добринка располагалась в 3-м участке земского начальства и в руках его начальника была сосредоточена административная и судебная власть. Он был полновластным распорядителем на своем участке и о его всевластии говорит следующий случай. Каждую осень с сельчан собирался налог, а для его «выколачивания» ежегодно из Рудни приезжал пристав с казаками и стражниками. И казацкая плеть часто гуляла по мужичьим спинам должников. Очередным его приездом в село стал 1904 год. 

Стала обостряться и международная обстановка.  Япония, обеспокоенная проникновением России в Корею и Манчжурию, с лета 1903 года начала вести с ней переговоры. Несмотря на переговоры Япония, при поддержке Великобритании и США, стала готовиться к войне.

С началом боевых действий началась мобилизация в действующую армию. В нижнедобринской волости  призвали  мужиков резервистов и новобранцев из числа  молодых мужчин. Некоторые попали служить во флот.

На нужды фронта у крестьян по росписи, за бесценок, забирали полушубки, валенки и варежки, выколачивали последние гроши.

“Кровавое воскресенье”  вызвало возмущение народа и стало первым днем  первой русской революции. Нижнюю Добринку начали тайно посещать революционеры-агитаторы. Например, из Рудни приезжал участковый врач - доктор Александр Федорович Лисин, который организовал и провел несколько митингов. Семена революции, попав на благодатную почву, стали потихоньку прорастать.

В селе печатали листовки и прокламации. Печатал их на гектографе Иван Семенович Овчинников, который был связан с камышинской социал-демократической организацией.

Смерть купца Эммануила Бореля в 1905 году подтолкнуло общество судится с наследником имения из-за лугов. Конфликт разгорелся из-за того, что луга принадлежащие общине не обеспечивали сеном скот граждан. При этом крестьяне считали все луга своими и осуждали их «несправедливый» захват Э. Борелем. Они  пытались косить траву на сено, но в ответ на  их действия управляющий имением (или сам Эммануил Эммануилович) вызвал из Саратова роту солдат.

По случаю, самовольного захвата крестьянами лугов, в Добринку, в сопровождении казаков, прибыл губернатор Петр Аркадьевич Столыпин, будущий премьер России.

По прибытии, Столыпин первым делом отправился в храм, где  отстоял службу, так как каждое дело он начинал с молитвы. После визита в церковь он приказал созвать сельский сход, на котором выступил с краткой речью. В речи Столыпин подчеркнул, что собственность священна и неприкосновенна. А тот, кто попытается посягнуть на чужую собственность - будет сурово наказан. Губернатор в речи крыл бранными словам смутьянов и грозил им  Сибирью, каторгой, казаками...”

Устрашить и подавить выступления крестьян губернатору не удалось и ему на помощь прислали бывшего военного министра - генерал- адъютанта В.В. Сахарова. Крестьянское движение с большим трудом поддавалось усмирению, но постепенно оно пошло на убыль. Волнения продолжались и после отъезда в  1906 г. в столицу  П.А. Столыпина.

Устрашить и подавить выступления крестьян губернатору не удалось и ему на помощь прислали бывшего военного министра - генерал- адъютанта В.В. Сахарова. Крестьянское движение с большим трудом поддавалось усмирению, но постепенно оно пошло на убыль. Волнения продолжались и после отъезда в  1906 г. в столицу  П.А. Столыпина.

1 мая 1906 года в селе состоялась первая демонстрация организованная С. Торгашовым и И. Овчинниковым. Учителя несли красный флаг с надписью “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!”.

Демонстрация численностью в 300 человек с флагом и песнями подошла к волостному правлению. Навстречу им вышли: старшина Григорий Кирсанов, с медалью на груди, и урядник Битюцкий, которые приказали прекратить пение и всем разойтись по домам. Демонстранты не только не разошлись, но и принудили старшину  проявить почтительность к  людям и снять перед народом шапку. Старшина подчинился их требованию.

После окончания революции и до начала первой мировой войны положение  крестьян в селе несколько улучшилось. Так, в 1907 году были отменены выкупные платежи, выплачиваемые в течение сорока с лишним лет, им предоставили больше личной свободы,  цены  на зерно стали расти.

Община Нижней Добринки недоброжелательно отнеслись к выделению крестьян на отруба, и резко выступила против растаскивания общинных земель. (Отруба нарезались из расчета 4 десятины на каждого члена семьи).  Ожесточенные споры порой доходили до драки.

Повсюду шли споры как дальше жить, нужно ли разрушать общину». 

Несмотря на враждебность основной части крестьян к столыпинской землеустроительной реформе она показала, что урожайность в отрубных и хуторских хозяйствах была в среднем на 15 % выше по сравнению с надельными участками. Брожение в селе стихло лишь с началом Первой мировой войны - 1 августа 1914 года.

29 мая этого же года был издан закон “О землеустройстве”. В 1914 году уездная комиссия по землеустройству установила на фасаде здания церкви репер -  для более точной картографический съемки крестьянских наделов. Его и сейчас можно видеть у входа в боковые двери с левой стороны.

В этом же году в губернии разразилась сильнейшая засуха, приведшая к голоду. Голодало 43 % крестьянских семей. Опасаясь новых волнений, губернское начальство в августе 1911 года было вынуждено донести в департамент полиции о том, что: “Деревня продолжает бурлить и если не принимать никаких мер против революционной агитации, то в деревне будет новый бунт”.[8]

Правительство было вынуждено помогать голодающему населению. В селе земство открыло, рядом с поповским домом - столовую-богадельню. Её посещали дети бедняков да старики со старухами. Зажиточные крестьяне не нуждались в такой помощи. В их амбарах хранились годовые запасы хлеба, и они продавали его по спекулятивной цене. Многим беднякам приходилось закладывать  душевые земельные наделы зажиточным и кулацким хозяйствам на несколько лет, а самим наниматься к ним в батраки. В городе  найти работу было трудно, да и наплыв из сел был большим.

В этом же году село Н-Добринка опять постигло большое несчастье. Та часть села, что сгорела в 1893 году, вновь пострадала от пожара.

В 1912 и 1913 годах село оправилось после неурожайного 1911 года. Были получены хорошие урожаи зерновых культур, которые поправили материальное положение крестьян, но пороге уже стояла война - Первая мировая...

1921 год был на редкость засушливым - за все лето не выпало ни капли дождя. Хлеб не уродился, а трава выгорела на корню. Весной и летом в Поволжье разразился жуткий голод.

            В селе, куда административно входила станция Медведица, деревня Егоровка и поселение борелевской мельницы, появилось много беспризорных детей. Родители их погибли в гражданскую войну или от тифа, а  осиротевшие дети голодали. Исполком волостного Совета принял решение спасти детей от голодной смерти и наступавшей зимы. В конфискованном доме Ивана Филипповича Тетерина открылся детский дом.

Большевистские власти понимали, что  поднятие общего культурного уровня может покончить с отсталостью страны и довести до сознания людей, особенно крестьян, политические задачи РКП (б). Коммунисты опирались в этой работе на учителей. На плечи учителей легла задача ликвидации неграмотности среди взрослого населения.

От учителей требовалось также активное участие в различных общественно-политических и культурных мероприятиях. Газет и журналов выпускалось мало, а стоили они в то время очень дорого и не каждый крестьянин мог позволить себе их купить. Преподавателям приходилось устраивать  для них политдни, политбеседы и проводить  “Устные журналы”. Оказывали они помощь и в работе женсовета: под их руководством женщины на занятиях изучали «Азбуку коммунизма» Е. Ярославского, о кооперировании и др.

Совместно с союзной молодежью учительский коллектив организовали на селе  работу различных просветительских кружков в Народном Доме (нардоме) имени В.И. Ленина.

Особенно хорошо работал драмкружок. На сцене с успехом шли классические пьесы А. Н. Островского “Без вины виноватые”, “Бедность не порок”, гоголевский “Ревизор”, чеховский “Злоумышленник”, “Хамелеон”, а так же фрагменты из “Бориса Годунова”, ”Корчмы на литовской границе” и других.

22 июня 1941 года в 13 часов по местному времени черная тарелка репродуктора, после позывных «Широка страна моя родная», принесла тревожную весть. Озвучил ее нарком иностранных дел В. М. Молотов: «Граждане и гражданки Советского Союза! Совет­ское правительство и его глава т. Сталин поручили мне сделать следующее заявление: сегодня в 4 часа утра без предъявления каких-либо претензий к СССР, без объявления войны герман­ский войска напали на нашу страну...»

В селе состоялись стихийные митинги и собрания. Добринцы ясно представляли себе, что пришла большая беда, но чувство патриотизма и уверенности в победе над фашизмом их не покидало.

В мае 1942 года, когда нависла опасность над Сталинградом, Нижняя  Добринка оказалась в прифронтовой полосе. В селе активизировал свою деятельность истребительный батальон, созданный в начале войны.

Бойцам Нижнедобринского истребительного батальона в сентябре 1942 удалось задержать двух немецких диверсантов. Они имели задание провести ряд диверсий на железной дороге Камышин-Балашов[9].

По распоряжению властей в селе  был открыт госпиталь. Стали поступать первые партии раненых, и вскоре госпиталь был переполнен. Значительную часть забот о  раненных взяли на себя жители. Тех, кто шел на поправку, стали размещать по квартирам.

Госпиталь разместил в здании школы, а ученикам же подыскали другое помещение.

Подростки военного лихолетья взрослели рано и так же рано становились кормильцами своих семей. Одним из источников пополнения съестных припасов была охота и рыбалка.

Спугнутые войной в лес пришло много дичи: волков, зайцев, лис... Выпросив у родителя старенькую одностволку Коля Луночкин «со товарищи» уходил в зимний лес. Окружив терновник, загонщики гаяли - с шумом гнали зайцев на охотника, сидевшего в засаде с ружьем. Добыть 5-6 зайцев за раз дело было обычным. Добычу делили по-братски.

Весной в полях выливали сусликов, обдирали с них шкуру и жарили на костре, охотились на диких голубей – сизарей, в займище собирали дикий лук и щавель.

Летом гурьбой отправлялись на рыбную ловлю. Пару раз удавалось выменять у солдата, за пару яиц или краюху хлеба, гранату и ею глушить рыбу на Медведице. Это считалось особым шиком. Научились этой “рыбалке” они от танкистов, которые маскировали свои танки в лесу, продвигаясь маршем в сторону Сталинграда.

29 ноября 1942 года “Сталинградская правда” в статье “У заботливых животноводов” рассказала, что “колхоз № 1 с. Н-Добринка по-большевистски заботиться о развитии общественного животноводства. Еще задолго до наступления холодов колхозники отремонтировали все базы. Выстроили новые помещения, утепления, благоустроили и побелили их. Для скота сделали кормушки, ясли, подготовили места водопоя. Кормов заготовлено много. План сенокошения выполнен полностью. Убрана вся солома. Этими успехами колхоз обязан, прежде всего, своим лучшим стахановцам животноводам.

Отгремели бои Великой Отечественной войны, и страна стала  возвращаться к мирной жизни. Несмотря на то, что фронт был на пороге добрян, его боевые действия не затронули село. Однако материальный ущерб нанесенный мельзаводу и колхозам был значительным. На заводе износились двигатели внутреннего сгорания, механизмы основного корпуса, складские помещения, а в колхозах техника и животноводческие помещения. Всему требовался капитальный ремонт.

Посевные площади были засорены, оросительные системы обветшали, рабочего и продуктивного скота осталось мало.

В начале пятидесятых годов в селе была построена новая деревянная школа. Семилетнее обучение стало десятилетним.

В Нижней Добринке имелся клуб, роддом, больница, детский сад, библиотека и Дом престарелых, село было радиофицировано. В то время в поселении проживало 2500 человек.

В 1949 году у села Жирного ударил первый фонтан нефти. Все грузы для нефтяников потоком шли через станцию Медведица. На станцию протянули нефтепровод. В результате этого резко возрос грузооборот, стало увеличиваться население поселка и в конце пятидесятых годов станцию и мельзавод выделили в отдельный поселковый Совет.

istorИван Иванович Мещеряков (3.08. 1908 г.-8.02.1942 г.) родился  в с. Нижняя Добринка Камышинского уезда Саратовской губернии. Русский. Окончил 7 классов. В Вооруженных Силах с 1930 г. С детства мечтал стать летчиком и заветная мечта осуществилась - Иван стал летчиком истребителем. В 1938 г. окончил летное отделение Харьковского военного училища НКВД.

  В действующей армии в период Великой Отечественной войны с июня 1941 г. 10-я авиационная эскадрилья, расположенная на аэродроме Каролина в районе Гродно одна из первых вступила в бой. Неожиданно обрушившиеся на аэродром бомбовые удары немецких самолётов нанесли эскадрилье ощутимый урон, и в воздух поднялось лишь одно звено. В коротком жестоком бою пали смертью храбрых лётчики – пограничники: старший лейтенант П. Р. Пашинин, С. К. Фадеев, В. Г. Красовский. Не вернулись с боевого задания А. А. Астахов и В. Г. Пыжов. Оставшиеся в живых лётчики поступили в распоряжение пограничной авиабригады.

В составе 10-й авиаэскадрильи пограничных войск И. И. Мещеряков принял свой первый бой с врагами и при этом проявил исключительное мужество и отвагу. Вот характеристика, взятая из личного дела Ивана Ивановича: "Решительный, смелый лётчик - истребитель. Дерзко вступает в бой с превосходящими силами противника, своим личным примером увлекает подчинённых в бой".

В одном из боёв ведомая им тройка вступила в бой с 6 прорвавшимися через зону обороны вражескими самолётами и 4 из них уничтожила.

Пограничная авиация в первые же дни войны была передана в Военно - Воздушные Силы Красной Армии. Лётчики - пограничники отличились в воздушных боях на многих фронтах. Но оставались некоторые подразделения, выполнявшие ряд специальных заданий именно как авиачасти пограничных войск.

К осени авиаэскадрилья, которой временно командовал Мещеряков, перебазировалась на аэродром, расположенный на дальних подступах к Москве, и вошла в состав 129-го истребительного авиаполка. Расположение аэродрома давало возможность перехватывать вражеские самолёты ещё задолго до их подлёта к цели и завязывать воздушные бои за пределами столицы.

Его истребитель не раз сопровождал штурмовики ИЛ-2. Однажды после очередного воздушного боя летчик был снова вызван к командиру полка. “Вот так, - сказал майор Беркель, показывая на карту, - противник сосредоточивает новые силы для броска вперед. В воздухе появились две группы “Юнкерсов”  и звено “ Мессершмитов “. Встретить и сбить. Тяжеловато будет, конечно, да что поделаешь”. В самом деле, бой предстоял нелегкий! Три истребителя звена Мещерякова должны были атаковать 13 самолетов противника.

Рано утром 20 сентября 1941 года большая группа немецких бомбардировщиков Ju-88 пыталась нанести удар по аэродрому Дугино, где базировались наши истребители и штурмовики (г. Ярцево (Смоленская область).    

33-летний заместитель комэска Мещеряков Иван Иванович поднимает звено в воздух и берет курс в сторону врага. Вот они, фашисты, идут четким строем. Ястребки взмывают вверх. Летчики Истомин и Чехов завязывают бой с двумя “Мессершмитами”. Мещеряков атакует замыкающую машину из группы “Юнкерсов”. Только после третьей атаки стервятник задымил и пошел вниз. Иван Иванович бросает свой самолет на главный “Юнкерс”. Поймав врага в прицел, нажал на гашетку, но пулемет молчал: кончились патроны. Летчик принимает решение таранить врага. Он направил свой самолет на “Юнкерс”. Раздался треск, от толчка появилась боль во всем теле. “Юнкерс” камнем пошел вниз. “Ястребок” перевернулся на спину, с минуту планировал и пошел к земле. Мещеряков успел выброситься с парашютом.

К декабрю 1941 г. совершил 135 боевых вылетов, провел 15 воздушных боев, в которых уничтожил 5 самолетов противника, один из них тараном. Количество сбитых самолетов подтверждено оперативными сводками 47-й смешанной авиационной дивизии. Эскадрилья 5-го гвардейского истребительного авиационного полка (Калининский фронт), которой командовал гвардии капитан И. И. Мещеряков, уничтожила 88 самолетов противника (из них 32 штурмовыми действиями), до 60 автомашин, до 47 зенитных точек, до 28 цистерн с горючим и до 800 солдат и офицеров.

За год войны Мещеряков сделал 135 боевых вылетов. Участвовал в 15 воздушных боях, в которых сбил 5 вражеских самолетов.

8 февраля 1942 года под Ржевом (Тверская область) капитан Мещеряков принял последний бой. Его звено получило задание прикрывать боевые порядки наших наземных войск. Убедившись, что в воздухе нет противника, летчики решили атаковать эшелоны, скопившиеся на станции. Их встретил шквал зенитного огня. После первого захода Мещеряков делает второй и направляет свой самолет в сторону цистерны с горючим. Он был уже у цели, когда почувствовал, что машина подбита вражеской зениткой, а по лицу и рукаву струится кровь. Левая рука совсем перестала слушаться, но правая все еще крепко держала штурвал. Слабея, Иван нажал на гашетку. Цистерны начали взрываться. На большее не хватило сил: самолет перестал слушаться летчика и камнем пошел вниз.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 мая 1942 г. за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство гвардии капитану Мещерякову Ивану Ивановичу было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно). Награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды. В Волгограде на улице, носящей его имя, установлена мемориальная доска, а на родине — бюст Героя.

Варенцев Владимир Васильевич родился 07.09.1954г. в с.Нижняя Добринка Жирновского района Волгоградской области. В 1973г. после окончания Нижнедобринской средней школы поступил в Калачевский сельскохозяйственный техникум. В 1975г. окончил техникум с отличием.

В 1975г. принят на работу в колхоз им.19 Съезда КПСС на должность диспетчера автогаража. Затем переведен в бухгалтерию на должность бухгалтера. С 1986г. по 1998г. - главный бухгалтер родного колхоза.

С 1998г. – 2002г. – избран на должность главы Нижнедобринской сельской администрации.

В 2002г. назначен на должность  главы администрации.

В октябре 2005г. на выборах в органы местного самоуправления избран на третий срок.

За время работы Варенцева В.В. в качестве главы администрации в селе произошли большие перемены.

В 1998 г. в с.Н-Добринка была отремонтирована асфальтовая дорога. В этом же году было завершено строительство бани для наших жителей, которая является одной из лучших сельских бань в районе.

В 1999г. Приступили к капитальному ремонту здания детского сада. После приступили к капитальному ремонту здания врачебной амбулатории и в мае 2001г. уютное просторное здание отдано медикам для обслуживания наших жителей.

Были пробурены две водяные скважины в детском саду и в амбулатории.

В 2000г. капитально отремонтировано крыша в школе.

В 2002 году на сцене Н-Добринского СДК состоялся районный праздник «Играй гармонь» среди исполнителей наигрышей на гармошке был и сам глава Нижнедобринского сельского поселения Варенцев В.В., а в 2003 году возглавил Нижнедобринскую делегацию на праздник «Порадуй, гармошка, друзей земляков», который состоялся в Красном Яру.

В 2003г. произведен ремонт крыши в клубе. По просьбе жителей открыта и работает  аптека.

В 2004г. администрация Нижнедобринского сельского поселения награждена дипломом Главы Администрации Волгоградской области «Лучшая администрация 2004г.».

По итогам Волгоградского областного конкурса «Лучшая местная администрация 2006 года» наша администрация заняла второе место.

Глава сельского поселения тесно сотрудничает  со всеми учреждениями, находящимися на территории села. Он активно принимает участие у мероприятиях проводимых СДК, посвященных Дню села, Дню Победы, Дню инвалида, Дню пожилого человека и др.

Односельчане знают его как человека доброго, отзывчивого, порядочного, добросовестного и честного, душой болеющего за свою работу.

Пидченко Павел Иванович родился 12 июля 1943 года в селе Подкуйково Руднянского района. В 1950 году поступил в 1 класс Меловатской восьмилетней школы, где закончив 6 классов, в 1956 году поступил в 7-ой класс Руднянской школы-интернат. В 1961 году закончив школу поступил в Волгоградское профессионально-техническое училище №5 по специальности помощник оператора по переработке нефти и газа. Окончив в 1962 году училище, до ноября 1963 года работает на Волгоградском нефтеперерабатывающем заводе оператором. Окинув взглядом эти ученические вехи, можно понять с каким упорством он стремился получать знания.

Уже состоявшейся личностью он был призван в ноябре 1963 года в ряды Советской Армии, три года достойно шагал он солдатскими дорогами и после демобилизации в 1966 году поступает на работу инструктором-методистом по спорту в колхоз имени ХIХ съезда КПСС. И понял, что вот она — его дорога. Дорога препятствий,борьбы, сожалений и радости — дорога спорта. А значит надо учиться! В августе 1967 года он поступает на заочное отделение Волгоградского института физической культуры, который заканчивает в 1972 году, уже работая учителем физической культуры Нижнедобринской средней школы, которой отдал лучшие свои 35 лет.

Павел Иванович — один из лучших среди коллег, учитель от бога, энтузиаст своего дела, требовательный к себе и ученикам, своим личным примером прививал у ребят любовь к спорту.

Во время его работы с утра до самого вечера гремел спортивный зал смехом, криками радости или сожаления. Секции по волейболу, баскетболу, настольному теннису, туризму, легкой атлетики ждали ребят. Заинтересованность учителя в спортивной жизни ребят, их достижениях и приводила к хорошим результатам — 1-3 места занимали нижнедобринские ребята. Вся система занятий по физической культуре в школе способствовала воспитанию активной жизненной позиции, трудолюбия, нравственных и волевых качеств: патриотизма, коллективизма, смелости, целеустремленности, решительности, хорошей подготовкой юношей для службы в армии.

А поздними вечерами на смену своим детям приходили их родители и молодежь. Лучшая в районе мужская волейбольная и теннисная команда была собрана и выпестована неутомимым руководителем.

Павел Иванович своим личным примером прививал любовь к спорту у ребят, являясь участником всех спортивных соревнований, входил в сборную района.

Один из самых уважаемых среди односельчан, не один год избирался депутатом сельского совета, к нему обращались люди села со своими проблемами. Но дети были всегда в центре его внимания. Вместе с завучем школы Каптюриной Н.И. Они вели большую работу по предупреждению правонарушений среди подростков, проводя рейды в неблагополучные семьи, по селу в вечернее время, на дискотеки. К нему прислушивались, ему верили, за ним тянулись самые озорные ребята.

Но и этого было мало. Заветная мечта сельского физорга — стадион. Поднять всех мужчин села на стройку может каждый. И выросло его детище лучшим в районе, гордостью села, местом сбора не только сельской детворы, но и проведения районных соревнований.

Хоть и работал Павел Иванович не ради наград, но его труд был высоко оценен: он удостоен званий: «Старший учитель», «Отличник народного просвещения», награжден знаком «Отличник физической культуры и спорта».

Кто владел селом во второй половине XVIIIвека, установить не удалось, но, как уже указывалось, с 1797 года Нижняя Добринка становится вотчиной генерал-провиантмейстера Обольяни-нова П.Х. Хотелось бы остановиться на личности первого известного нам владельца села и кратко познакомить с ним читателя. Сама судьба Петра Хрисанфовича неординарна и представляет определённый интерес. Родился он в 1752 году в дворянской семье. В шестнадцать лет от роду был записан кадетом в армию и в том же году начал воинскую-службу. На его фамильном гербе был расположен девиз: «Твёрдостью и усердием...». Именно эти качества помогли ему устроить свою карьеру, дослужить до премьер-майора (воинский чин 8-го класса), а затем выйти в отставку.

Некоторое время после увольнения он нигде не работал и проживал в деревне. В этот период времени  по  указанию П.Х. Обольянинов был очищен и углублен озеро Лиман находящийся в центре деревни, в некоторых местах глубина доходила до трех метров,  по берегу посажены деревья. Площадь в период разлива составляла около двадцати четырех гектар.

Только в 1783 году его назначают на губернскую службу в Псковском наместничестве. Спустя несколько лет, ему предлагают более высокий пост — совет­ником в палату гражданского суда, а в 1792 году переводят надворным советником в казённую палату. Гражданская карьера не принесла ему удовлетворения, и он стал усердно добиваться возвращения к воинской службе.

В 1793 году удача сопутствовал ему. Обольянинов по­лучает звание подполковника и призывается в войска, на­ходящиеся под началом Великого князя Павла Петровича. Дисциплинированный и энергичный офицер приглянулся наследнику престола и уже через три года он получил зва­ние генерал-майора. В 1796 году Обольянинов назначается генерал-провиантмейстером и получает один за другим ордена Святой Анны и Святого Александра Невского. Именно покровительство Павла Iсыграло решающую роль в дальнейшей судьбе нашего села.

24

В 1774 году Поволжье было охвачено крестьянской войной под предводительством  Емельяна  Пугачева. Народная молва сохранила память о том, что бунтовщики стояли постоем в нашем селе. В этот период времени они повесили на воротах церкви сельского священника и  хотели  разрыть платину Лимана, однако местные жители были возмущены произволом и отстояли озеро.

Но какова же связь Александра Васильевича Суворова с Нижней Добринкой? Дело в том, что к этому времени основные силы повстанцев были разгромлены полковником Михельсоном. Генерал Суворов с войсками отправляется в Царицын, где должен был соединиться с основными войсками и провести перегруппировку, а затем преследо­вать убегающего Пугачёва. Для выполнения этой миссии Александр Васильевич держал свой путь через Дмитриевск (ныне Камышин).Ехал он по тракту со стороны Саратова в открытой почтовой таратайке, накрывшись лёгким плащом. Вечер застал его вблизи нашего села, и он вынужден был остановиться для отдыха.

Старожилы передавали это событие из поколения в поколение, утверждая, что Александр Васильевич пробыл в селе трое суток. Однако, в последующем, при изучении публикаций С. Щеглова в «Саратовских ведомостях» за 1830 год, удалось выявить некоторые детали этого исторического факта и внести уточнения о сроках пребывания генерал-по­ручика в селе. Здесь он пробыл немногим более суток, так как спешил к войскам. Доподлинно был установлен день отдыха — 28 августа.

...Это был солнечный воскресный день. Местная детвора с утра ждала появления Суворова после сна. Слух о его приезде разлетелся по селу, и любопытный люд тоже стал подтягиваться на улицу. Наскоро умывшись, и, в свойс­твенной ему манере, Александр Васильевич привёл себя в порядок и высказал пожелание посетить сельскую церковь. Во время службы Александр Васильевич вместе с певчими стоял на клиросе, участвовал в песнопении, читал «Часос­лов» и «Апостол».День прошёл в прогулках по окрестностям и катании  на лодке по озеру лиман, по берегам которого произрастали во множестве  раскидистые ивы. Никаких иных общений не произошло. На другой день А.В. Суворов убыл из села.

В настоящее время в селе Нижняя Добринка зарегистрировано 1487 человек. Имеется школа в которой обучается 127школьников, детский сад на 41место.

В ноябре 2014г. уровень воды в Лимане составил в самом глубоком месте -30см.

Информация основывается на архивных данных собранных нашим земляком писателем-историком Луночкиным Михаилом Николаевич.

Выдержки из книги «ЛИЦА МОИХ СЕЛЬЧАН» авторы Бусалаев Александр Петрович декан специального факультета Военно-инженерной академии имени В.В. Куйбышева, Цыкин Игорь Викторович –кандидат технических наук.


[1]              Минх А.Н. Указ. соч. с. 415.

[2]           См. “Историко-географической словарь Саратовской губернии. Камышинский уезд”/ Сост. А.Н. Минх. /Саратов, 1893 - 1901 гг.

[3]              Участие Саратовской губернии в Отечественной войне 1812 г. Саратов, 1912.

[4]              Пашков Б. Гр. Русь - Россия - Российская империя. Хроника правления и событий              862 - 1917 гг.   - 2-е издание. - М.: ЦентрКом, 1997.

[5]              Хованский Н.Ф. Помещики и крестьяне Саратовской губернии. Саратов, 1911, с. 169.

[6]              Памятная книжка Саратовской губернии за 1907 г. с. 23.

[7]              Минх А.Н. Народные обычаи, суеверия, предрассудки и обряды крестьян Саратовской губернии собраны в 1861-1888 годах. СПб. 1890 г.

[8]              ЦГАОР, ф. ДП-00, 1911, д. 62, ч. 9, л. 7.

[9]              Стрежень: Научный ежегодник /Под ред. М.М. Загорулько. – Вып. 3 – Волгоград: Изд-во Волгоградского государственного университета, 2000.